Мастер пианист и мастер коммуникаций. Что общего и в чем разница?

Между мастерством пианиста и мастерством того, кто профессионально занят коммуникацией, будь то предпринимателя или маркетолога, есть связь. Потому что и там, и там проявления высшего мастерства − это умение смело расставлять акценты из своей индивидуальности. Но опирается мастерство на привычные технические навыки.

Для пианиста база − это моторика пальцев, слух − умение играющую внутри мелодию отразить через руки в конкретное нажатие клавиш, чувство ритма, осознание внешнего пространства − прежде всего оркестра и зала, и другое.

Что отличает мастера от просто хорошего или опытного музыканта? Акценты. Это способность сыграть свое понимание мелодии на основе того, что предложено композитором. Акценты для меня, это когда среди перебора сотен нот в минуту звучат несколько основных − образующих высшую мелодию. Это и есть ОНО, то, что нас заставляет плакать или остановить дыхание в изумлении. Это есть личный вклад пианиста, его сообщение нам, когда его индивидуальное смешалось с тем, что оставил композитор на бумаге. Да, в нотной тетради есть много способов расставить акценты, но все равно это остается в руках мастера − как это сыграть и как поддержать эти акценты. И от этого мы плачем, не от технического мастерства. И когда этого нет, то остается странное ощущение незаконченности. Это красиво и просто описал в своем TED пианист Бенжамин Зандер 10 лет назад.

Я слушаю живые записи Рахманинова 20-х, 30-х годов (да, они есть, в т.ч. в базе Apple Music − Rachmaninoff Plays Rachmaninoff) и не узнаю некоторые акценты, потому что в конце 20го, начале 21 века их принято расставлять иначе. Я слушаю Мацуева и его акценты созвучны с моими, слушал вчера в Петербургской Филармонии двух пианистов, и у одного из них, при техническом совершенстве исполнения, не было акцентов, или они настолько не созвучны со мной, что я их не считал.

Для того, кто делает коммуникацию, база − это умение подобрать наиболее эффективные каналы и способы передачи информации, посылать сообщения с необходимым для усвоения ритмом и частотой, способность глубоко слушать и слышать других, чтобы погрузиться в истинную суть запроса и цели этой коммуникации, и, наконец, чувство стиля и эстетики, чтобы любого вида сообщение оставляло после себя бессознательное ощущение гармонии. Возможно, не все, но для меня это основные навыки.

А вершина мастерства коммуникатора − это расставить акценты в словах и изображениях − выделить и передать главное, сделать это просто и красиво. Вершина предполагает, что база присутствует. Для этого нужна смелость и мудрость, и глубокая соединенность с тем, от кого идет сообщение и с теми, кто его получает. Эта соединенность более тонка, чем “понимание” из таблиц-графиков и цитат исследований. Это соединенность на уровне чувств − я ощущаю, что они глубокого хотят через это передать. Я ощущаю того, кто это примет, осознаю эмоции и чувства, состояние, осознаю изменение, которое это сообщение принесет. И тогда, и только тогда, родится решение как это сообщение произвести на свет на уровне мастерства. Решение не из супер умного ума, но из целостного человеческого существа, живого, многогранного, ощущающего, сознающего, обладающего способностью через интуицию увидеть этот образ, и потом на основе уже опыта, базы, завернуть это в правильную техническую форму, “упаковать”, как говорят в предпринимательских кругах.

Особенность нашей эпохи в том, что уровня мастерства в коммуникациях можно коснуться за несколько недель и устойчиво работать на этом уровне. Современные технологии групповой и индивидуальной работы с людьми, в т.ч. online, делают это возможным. У пианиста нет шортката − это путь многих лет тренировок. В этом большая разница.

Я посвящаю сейчас жизнь исследованию и развитию этого мастерства. Того, что способен сделать только Человек из своей высшей способности − творить из целостности живого существа. А робот может только скопировать.